В Ингушетии устоял оправдательный приговор в отношении врача, обвиненного в смерти пациентки

В комментарии «АГ» адвокат Башир Точиев назвал апелляционное постановление справедливым и обоснованным. Адвокат сообщил, что потерпевшая сторона не обжаловала приговор, так как не имела претензий к его доверителю. При этом он полагает, что прокуратура обратится с кассационным представлением в вышестоящую инстанцию.

20 ноября суд апелляционной инстанции Верховного Суда Республики Ингушетия оставил в силе оправдательный приговор врачу, которого обвиняли в смерти своей пациентки (апелляционное постановление имеется в распоряжении редакции).

Как ранее писала «АГ», 20 сентября 2018 г. Малгобекский городской суд Республики Ингушетия вынес оправдательный приговор по делу врача А., который обвинялся в причинении по неосторожности смерти пациентке вследствие ненадлежащего исполнения своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК РФ)

Из материалов дела следовало, что гражданка Х. поступила в родильное отделение Малгобекской центральной районной больницы 28 августа 2015 г. Она жаловалась на боли в животе, но от госпитализации отказалась. Через полтора часа муж привез женщину обратно, поскольку боль усиливалась, а ее состояние стало ухудшаться. После осмотра дежурный врач обнаружила, что сердцебиение ребенка не прослушивалось, и созвала консилиум. Было принято решение о срочном хирургическом вмешательстве. Женщине сделали кесарево сечение. Во время операции она потеряла 80% крови, а ребенок оказался мертвым.

Через два дня врача А. вызвали в реанимационное отделение, и он удалил кровь и воздух из плевральной полости (пространство между легкими и внутренней поверхностью грудной клетки) пациентки. 31 августа врач повторно извлек воздух из плевральной полости с помощью троакара – трубки, вводимой через небольшой разрез. Через несколько дней другой врач извлек троакар, а 5 сентября Х. скончалась в результате сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности.

Ознакомившись с заключением судебно-медицинской экспертизы, следствие сделало вывод, что причиной послужило повреждение действиями А. диафрагмы и печени во время ввода троакара. В свою очередь А. свою вину не признал. Он утверждал, что троакар технически не мог причинить такие повреждения, так как это противоречит законам физики, механики, геометрии и топографической анатомии человека. Обвиняемый настаивал на том, что повреждения внутренних органов были получены больной при падении на стеллажи накануне госпитализации. Интересы врача в рамках уголовного процесса по делу представлял адвокат АП Республики Ингушетия Башир Точиев.

20 сентября 2018 г. Малгобекский городской суд Республики Ингушетия вынес оправдательный приговор в отношении А. Суд пришел к выводу, что представленные стороной обвинения доказательства недостаточны и сомнительны для вывода о виновности подсудимого. Ни одно из представленных стороной обвинения доказательств не подтверждает наличия в действиях А. инкриминируемого ему деяния.

Не согласившись с приговором, прокуратура направила апелляционное представление в Судебную коллегию по уголовным делам ВС Республики Ингушетия (имеется в распоряжении «АГ»). Гособвинение настаивало на отмене приговора в силу его незаконности по нескольким основаниям. По мнению представителей обвинения, при наличии в деле двух противоречащих друг другу судебно-медицинских экспертиз суд принял во внимание лишь одну из них, отрицающую наличие причинно-следственной связи между действиями обвиняемого и смертью Х. При этом суд не дал оценки другому экспертному заключению, свидетельствующему о виновности подсудимого в инкриминируемом деянии.

В этой связи сторона гособвинения полагала, что суд необоснованно отклонил ходатайство о назначении дополнительной комиссионной судмедэкспертизы. Вина обвиняемого, как указала прокуратура, также подтверждалась показаниями двух свидетелей – врачей, оказывающих консультативную помощь своим коллегам во время нахождения пациентки в реанимации.

20 ноября апелляция оставила в силе оправдательный приговор суда первой инстанции. Со ссылкой на п. 17 Постановления Пленума ВС РФ № 55 от 29 ноября 2016 г. вторая инстанция отметила, что обвинительный приговор не может быть основан лишь на предположениях и выносится лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

«Доказательства, приведенные в обвинительном заключении и представленные гособвинителем в судебном заседании, не позволяют сформулировать бесспорный вывод о виновности А. в инкриминируемом деянии, – отмечено в тексте апелляционного постановления. – Доводы стороны обвинения о наступлении смерти пациентки вследствие манипуляций, проведенных А., не нашли подтверждения, носят предположительный характер и не могут быть положены в основу обвинительного приговора».

При этом апелляция опровергла довод прокуратуры о том, что суд первой инстанции исследовал экспертное заключение лишь одной судмедэкспертизы. Как указано в апелляционном постановлении, городской суд дал надлежащую оценку не только двум экспертизам, но и другим заключениям экспертов, акту проверки органом госконтроля и иным документам. Имеющаяся в деле медицинская документация не опровергает вывод суда о невиновности подсудимого в совершении инкриминируемого ему деяния.

Адвокат Башир Точиев назвал апелляционное постановление справедливым и обоснованным. «Суд провел всестороннее исследование доказательств и вынес объективное, беспристрастное решение по делу, – пояснил защитник. – Это вселяет надежду на правосудие». По словам адвоката, данный оправдательный приговор – первый за 10–15 лет работы местного суда. Также Башир Точиев сообщил, что потерпевшая сторона не обжаловала приговор, так как не имела претензий к его доверителю. При этом он предположил, что прокуратура обжалует оправдательный приговор в кассации.

Комментарий представителя стороны обвинения оперативно получить не удалось.

Поделитесь этой новостью у себя в социальной сети, а также добавляйте свои новости на сайт

КОММЕНТАРИИ